Криминальная субкультура

Дата добавления: 23 Марта 2012 в 10:01
Автор: o******@mail.ru
Тип работы: доклад
Скачать полностью (15.16 Кб)
Работа содержит 1 файл
Скачать  Открыть 

Криминальная субкультура и её содержание.docx

  —  17.52 Кб

Криминальная субкультура  и её содержание.

 Основным фактором  взаимной криминализации в криминальных  группах является криминальная  субкультура. Для её обозначения  применяются также другие термины,  такие как: «вторая жизнь»; «социально-негативные  групповые явления»; асоциальная  субкультура».

Считается, что в начале криминальная субкультура возникла в закрытых исправительных учреждениях, а затем распространилась за их пределами, захватив значительную часть подростково-юношеской  популяции, прежде всего трудовых и  педагогически трудных подростков. Которые, кстати и составляют позднее  основную массу осужденных «первоходков». Криминальная субкультура блокирует  и извращает воспитательные действия педагогов и окружающих, разрушает  внутриколлективные отношения, замещая  коллективистские отношения отношениями  круговой поруки, коллетивизм –  клановостью, товарищество – лжетовариществом, оправдывает и поощряет преступное поведение и преступный образ  жизни.

Криминальная субкультура, как и любая другая культура по сути своей носит агрессивный  характер. Она вторгается в культуру официальную, взламывая её, девальвируя  её ценности и нормы, насаждая в ней  свои правила, атрибутику. Известно, что  носителем культуры является язык. Взять наш «великий и могучий  русский язык». На сегодняшний день он оказался весь пронизан терминологией  уголовного жаргона, на котором охотно говорят как подростки, так и  представители власти, депутаты государственной  думы. А ведь утрата чистоты национального  языка – серьезнейший симптом  нарастания процесса глубокой криминализации общества. Особо важно подчеркнуть, что эта криминализация в первую очередь затрагивает подрастающее поколение, как наиболее активную в  криминальном отношении часть общества и наиболее чуткую по своим возрастным особенностям к языковым инновациям.

 Носителями криминальной  субкультуры являются криминальные  группы, а персонально – рецидивисты.  Они аккумулируют, пройдя через  тюрьмы и колонии, устойчивый  преступный опыт, «воровские законы»,  а затем передают его другим. Здесь можно говорить о трех  психологических механизмах воспроизводства  преступности. Первый – персонализированный,  когда преступник рецидивист  из числа взрослых и опытных  берет «шефство» или «наставничество»  над конкретным индивидуумом. Второй  механизм через криминализацию  всего населения, приобщая его  к уголовному языку, приучая  мыслить криминальными категориями.  Третий психологический механизм - через криминальную группу, которую  укрепляют криминальная субкультура  своими нормами и ценностями, способствует длительному её  существованию. Поскольку криминальные  группы по всей стране и  с зарубежьем связаны многочисленными  каналами («дорогами», «трассами»), постольку  это и способствует универсализации,  типизации норм и ценностей  криминальной субкультуры, быстроте  её распространения.  Можно еще  выделить четвертый путь распространения  криминальной субкультуры, когда  лидеры преступных группировок  специально отбирают талантливых  людей и на различных базах  готовят из них боевиков, террористов,  будущих лидеров преступного  мира.

Итак, под криминальной субкультурой понимается совокупность духовных и  материальных ценностей, регламентирующих и упорядочивающих деятельность криминальных сообществ, что способствует их живучести, сплоченности, криминальной активности и мобильности, преемственности  поколений правонарушителей. Основу криминальной субкультуры составляют чуждые гражданскому обществу ценности, нормы, традиции, различные ритуалы  объединившихся в группы преступников.  В них в искаженном и извращенном  виде отражены возрастные и другие социально-групповые особенности  населения. Её социальный вред заключается в том, что она уродливо социализирует личность, стимулирует перерастание возрастной, экономической, национальной оппозиции      в криминальную, именно потому и является мощнейшим механизмом воспроизводства преступности.

Криминальная субкультура  отличается от обычной культуры криминальным содержанием норм, регулирующих взаимоотношения  и поведение членов группы между  собой и с посторонними для  группы лицами. Они прямо, непосредственно  и жестко регулируют криминальную деятельность, преступный образ жизни внося  в них определенный порядок. В  ней отчетливо прослеживается:

-   Резко выраженная  враждебность по отношению к  общепринятым нормам и криминальное  содержание субкультуры;

-   внутренняя связь  с уголовными традициями;

-   скрытность от  непосвященных;-   наличие целого  набора строго регламентированных  в групповом сознании атрибутов;

-   попрание прав  личности, выражающееся в агрессивном,  жестком и циничном отношении  к «чужим» слабы и беззащитным;

-   отсутствие чувства  сострадания к людям, в том  числе и к «своим»;

-   нечестность и  двуличное отношение к «чужим»;

-   паразитизм, эксплуатация  «низов», глумление над ними;

-   обесценивание результатов  человеческого труда, выражающееся  в вандализме;

-   неуважение прав  собственников, выражающееся в  кражах и хищениях;

-   поощрение циничного  отношения к женщине и половой  распущенности;

-   поощрение низменных  инстинктов и любых форм асоциального  поведения.

Привлекательность криминальной субкультуры состоит в том, что  её ценности формируются с учетом факторов перечисленных ниже:

-   наличие широкого  поля деятельности  и возможностей  для самоутверждения и компенсации  неудач, постигших в человека  в обществе;

-   сам процесс криминальной  деятельности, включающий в себя  риск, экстремальные ситуации и  окрашенный налетом ложной романтики,  таинственности и необычности;

-   снятие всех моральных  ограничений;

-   отсутствие запретов  на любую информацию и, прежде  всего, на интимную.

В отличие от законопослушных  социальных групп в криминальных группах социально-психологическая  стратификация закрепляется социальной стигматизацией (социальное клеймение). Это означает, что статус, роль и  функции личности в группе отражаются в знаках, вещественных атрибутах  и способах размещения индивидуума  в пространстве, занимаемом криминальной группой. Таким образом, в криминальных сообществах действую определенные «знаки различия», «читая» которые, можно точно определить «кто есть кто».

Средствами социальной стигматизации  в криминальных группах являются:

-   татуировки, в которых  с помощью надписей, рисунков, условных  знаков, аббревиатур отражается  опыт человека в криминальной  среде, степени его авторитета, притязания и ожидания;

-   клички по степени  благозвучности, возвышенности, которых  можно судить о положении личности  в криминальном сообществе;

-   система вещественных  атрибутов, к которым относятся  носильная одежда и обувь, личные  вещи, пища и тому подобное.

-   размещение человека  в пространстве (по спальным местам  и так далее).

Криминальная субкультура, представляя собой целостную  культуру преступного мира, с ростом преступности все более расслаивается  на ряд подсистем (субкультура воровская, тюремная, рэкетиров, проституток, мошенников, теневиков) противостоящих официальной  культуре. Степень сформированности криминальной субкультуры, её влияние  на личность и группу бывает различной. Она может встречаться в виде отдельных, не связанных друг с другом элементов; может получать определённое оформление (её «законы» играют роль в  регуляции поведения личности и  группы); наконец она может доминировать в данном заведении (микрорайоне, населенном пункте), полностью подчиняя своему влиянию как криминогенный контингент так и законопослушных людей.

Криминальная субкультура  включает в себя субъективные человеческие силы и способности, реализуемые  в групповой криминальной деятельности (знания, умения, профессионально-преступные навыки и привычки, этические взгляды, эстетические потребности, мировоззрение, формы и способы обогащения, способы  разрешения конфликтов, управления преступными  сообществами, криминальную мифологию, привилегии для «элиты», предпочтения, вкусы и способы проведения досуга, формы отношений к «своим», «чужим», лицам противоположного пола и тому подобное) предметные результаты деятельности преступных сообществ (орудия и способы  совершения преступлений).

Все это находит отражение, прежде всего, в особой «философии»  уголовного мира, оправдывающей совершение преступлений, отрицающей вину и ответственность  за содеянное, заменяющей низменные  побуждения благородными и возвышенными мотивами: в насильственных преступлениях  – чувством «коллективизма», товарищеской взаимопомощи, обвинением жертвы и  так далее; в корыстных преступлениях  – идеей перераспределения имеющейся  у людей собственности и её присвоения с самой разнообразной  «позитивной» мотивацией. Переход к  рыночным отношениям стимулировал в  преступной среде идею быстрогообогащения, пренебрежения экономическими интересами других людей, что дало вспышку корыстной  преступности со своими жесткими правилами  игры.

Криминальная субкультура  базируется на дефектах правосознания, среди которых можно выделить правовую неосведомленность и дезинформированность, социально-правовой инфантилизм, правовое бескультурье, социально-правовой негативизм и социально-правовой цинизм. При  этом дефекты правосознания усугубляются дефектами нравственного сознания, пренебрегающего общечеловеческими  принципами морали.

Важное место в криминальной субкультуре занимают «мифы» (уголовная  мифология), насаждающая образы «удачливого  вора», «смелого разбойника», «несгибаемого  парня», культивирующие «воровскую романтику», «идею воровского братства», «воровскую честность» и тому подобное, способствующие сплочению преступных групп, возникновению  определенных уголовных традиций.

Функции криминальной субкультуры. Все структурные элементы криминальной субкультуры взаимосвязаны, взаимопроникают  друг в друга. Однако в зависимости  от выполняемых функций их можно  классифицировать на следующие группы:

1.       Стратификационные  (нормы и правила определения  статуса личности в группе  и уголовном мире, клички, татуировки, привилегии для «элиты»);

2.       поведенческие  («законы», «наказы», правила поведения  для различных классификационных  каст, традиции, клятвы, проклятия);

3.       пополнения  уголовного сообщества «кадрами»  и работа с новичками («прописка», «приколы», определение сфер и  зон преступного промысла);

4.       опознания  «своих» и «чужих» (татуировки, клички, уголовный жаргон);

5.       поддержания  порядка в уголовном мире, наказания  провинившихся, избавления от  неугодных («разборки», стигматизация,  остракизм, «опускание»);

6.       коммуникации (татуировки, клички, клятвы, уголовный  жаргон, «ручной жаргон»);

7.       сексуально-эротические  (эротика как ценность, «вафлерство», «парафин», мужеложство как способы  снижения статуса неугодным лицам  и др.);

8.       материально-финансовые (изготовление и хранение орудий  совершения преступлений, создание  «общей кассы» для взаимопомощи, аренда помещений под притоны  и др.);

9.       досуговые  (извращенная культура отдыха  и развлечений);

10.      функция  специфического отношения к своему  здоровью – от полного пренебрежения  им: наркомания, пьянство, членовредительство  – до культуризма, активных  занятий спортом в интересах  криминальной деятельности.


Описание работы
Считается, что в начале криминальная субкультура возникла в закрытых исправительных учреждениях, а затем распространилась за их пределами, захватив значительную часть подростково-юношеской популяции, прежде всего трудовых и педагогически трудных подростков. Которые, кстати и составляют позднее основную массу осужденных «первоходков». Криминальная субкультура блокирует и извращает воспитательные действия педагогов и окружающих, разрушает внутриколлективные отношения, замещая коллективистские отношения отношениями круговой поруки, коллетивизм – клановостью, товарищество – лжетовариществом, оправдывает и поощряет преступное поведение и преступный образ жизни.
Содержание
содержание отсутствует