Риторика Петровской эпохи: Стефан Яворский, Феофан Прокопович

Автор: Пользователь скрыл имя, 07 Октября 2011 в 01:35, контрольная работа

Работа содержит 1 файл

Риторика.doc

— 157.00 Кб (Скачать)

    Министерство  образования и науки

    Государственное образовательное учреждение

    высшего профессионального образования

    ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ

    ИНСТИТУТ  ЗАОЧНОГО ОБУЧЕНИЯ 
     

    Контрольное задание 

    по  дисциплине «Риторика»

    тема  Риторика Петровской эпохи: Стефан Яворский, Феофан Прокопович 
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     

        Москва  – 2010 г. 
     

 

     

     СОДЕРЖАНИЕ: 

     Введение                                                                                            3

     Стефан  Яворский и его «Риторическая  рука»                             4

     Стилистическая  теория Феофана Прокоповича                               7

     Заключение                                                                                24

     Список  литературы                                                                      25 
 

 

      ВВЕДЕНИЕ

     В XYIII веке при Петре I сделан был новый шаг в развитии ораторского искусства в России. Видными ораторами петровской эпохи были служители церкви – Стефан Яворский (1658-1722) и Феофан Прокопович (1681-1736).

     Речи  Стефана Яворского отличались изысканностью форм, большим количеством отступлений от основной темы. Исполнение его проповедей отличалось театральностью: неожиданные переходы, подчеркнутая интонация, широкий жест, резкие телодвижения. Но этот прекрасный оратор резко выступал против реформ Петра. В отличие от него – Феофан Прокопович был убежденным сторонником петровских преобразований. Избегал искусственных аллегорий, туманных символов, отходов от основной темы (что было характерно для Яворского), в речах Прокоповича – талантливого ученого, публициста, общественного и церковного деятеля – содержалось немало сатирических выпадов против врагов петровских преобразований. Первым выступлением, снискавшим ему громкую ораторскую славу, была торжественная проповедь при встрече Петра – победителя в Полтавской битве. Это был пламенный панегирик русским воинам, победителям шведов и их могучему полководцу. В 1716 г. Прокопович переезжает в Петербург, где становится главным советником Петра по вопросам духовного управления. Он пишет в 1721 г. «Духовный регламент», в котором отстаивает простоту, доступность и в то же время наглядность и образность речи. Эта работа (создание речи) требует от автора прежде всего честности и прилежания, изучения образцов лучших ораторских выступлений прошлого, скромности, чувства меры, советует воздерживаться в публичных выступлениях от поучительного, назидательного тона, избегая злоупотребления местоимением «Вы», особенно если речь идет об ошибках слушателей. В этом случае этика публичной речи требует ( и сегодня тоже) включения оратора в число критикуемых: «мы не сумели, мы не добились…». Недопустимым полагает Прокопович упоение оратора собственным красноречием. Много внимания уделяет манере поведения проповедника за кафедрой: «не надобно проповеднику шататься вельми, будто в судне веслом гребет. Не надобно руками всплескивать, в боки упираться, подскакивать, смеяться, да не надо бы и рыдать, но хотя бы и возбудился дух, надобе, елико можно, унимать слезы, вся бо сия лишняя и неблагообразна суть, и слушателей возмущает».

     Вскоре  после «Духовного регламента» в 1724 г. Петр издал указ, в котором  категорически запрещал чтение доклада по тексту: «господам сенаторам… запретить речь читать по бумажке, токмо своими словами, чтобы дурость каждого всем явна была».

     Духовно-риторические сочинения этого периода все же были скованы традициями и предписаниями, ориентированными на тяжелый и архаичный стиль церковнославянских речений. Подлинное же искусство светского публичного слова в России связано с развитием университетского красноречия. Это объясняется прежде всего тем, что Россия была лишена парламентских форм демократии, столь обычных для Западной Европы, и именно в университетской аудитории живое слово имело возможность свободно развиваться, совершенствоваться.

 

Митрополит Стефан Яворский (1658-1722 гг.) и его «Риторическая рука» 

     Последним крупным представителем юго-западной схоластической традиции в великороссийской проповеди был Стефан Яворский, в  проповеднических произведениях которого нашли отражение все основные требования схоластической школы к форме, построению и развитию проповедей.

     Митрополит  Стефан, в миру Симеон, родился в 1656 г. в Галиции у православных родителей, небогатых дворян. Позднее  его семья переселилась в окрестности  Нежина, а он сам поступил в Киево-Могилянскую коллегию. Еще до окончания полного курса Яворский для углубления образования отправился за границу, где прослушал философию и богословие в польских католических школ. Для этого он вынужден был выполнить непременное требование возглавлявших эти школы иезуитов — принять (хотя бы и внешне) католичество в форме униатства. По возвращении из Польши он отрекся от униатства и принял в Киево-Печерской обители постриг с именем Стефана. Одновременно он был назначен на должность "официального проповедника" в лавре и других монастырях и церквах, которую исполнял "с великою пользою и услаждением слышащих". Обладая блестящим талантом и глубоким богословским образованием, Стефан вскоре составил себе репутацию замечательной проповедника. В 1700 г., уже в сане игумена, он был отправлен по церковно-административным делам в Москву, где его заметил Петр Первый, счел полезным в делах преобразования России и в том же году определил митрополитом — Рязанским и Муромским.

     После смерти патриарха Адриана, Яворский был назначен местоблюстителем патриаршего престола, а в 1721 г. президентом Священного Синода, какую должность и занимал до кончины, наступившей в 1722 г. Однако лишь первые одиннадцать лет своего первоиерархического служения, в которые он пользовался благосклонностью Петра I, митр. Стефан имел реальную свободу в проповеднической и административной деятельности, а после 1711 г., когда различия в понимании целей и задач преобразования жизни русского общества между императором и митр. Стефаном выявились в полной мере, последний оставался во главе церковной иерархии лишь номинально, перенося непрестанно невзгоды, обвинения и оскорбления от своих врагов, в числе которых был и Феофан Прокопович.

     Историческая  заслуга Стефана Яворского в  петровскую эпоху состояла в том, что он в своем духовном строе совмещал начала, сродные древнерусской и новоевропейской цивилизации. Полученное на Западе образование и богословская ученость избавили его от обскурантистского неприятия всего нового и иностранного, столь свойственного старообрядцам, а уважение к преданию и авторитету Церкви дало понимание необходимости сохранения в изменившихся условиях традиций русской православной духовности, чего так не хватало петровским реформаторам. Проповедь митр. Стефана была актуальна, согласовывалась с жизнью общества той эпохи, отвечала на запросы современной среды и освещала светом веры текущие события.

     Все слова и беседы Стефана Яворского (числом более 250) можно разделить  на:

  • догматические;
  • нравственные;
  • слова на разные случаи: похвальные, торжественные, благодарственные.

     В догматически словах митр. Стефан преимущественно  избирал такие темы (о молитве  и ходатайстве за нас святых, о  Священном предании, о вере и добрых делах, о таинствах), которые были направлены против лютеранских идей, распространявшихся в русском общество вследствие наплыва иностранцев. При этом важно, что направляя свою речь против учения Лютера и Кальвина и зараженных их вольномыслием своих русских современников, проповедник стремится на только разоблачить ложь своих противников, но и раскрыть положительное учение Православной Церкви о догматах, ими оспариваемых.

     Еще одну тяжелую болезнь занесла  с собой в русское общество западноевропейская цивилизация: во многих явился индифферентизм к религиозным  вопросам и обязанностям благочестия  православного христианства. Против этого порока, особенно распространенного между людьми высшего круга, вооружался Стефан Яворский, проповедуя о святой Православной вере, как источнике небесной мудрости, без которой земная мудрость не приносит человеку никакой пользы и есть не что иное, как юродство.

     Яворский  обличал также испорченность  нравов тогдашнего общества которая, по его же выражению, дошла до того, что он опасается за прочность  России и опасается, как бы она  не упала подобно столбу Силоамскому. Яворский с большой силой восстает против незаконных разводов, сопровождавшихся очень часто насилием со стороны мужей (в том примером послужил сам Петр I), против роскоши, пиров и мотовства, порожденных самим духом петровского общества, против обманов и неправды в судах. С особенной энергией и особенно часто митр. Стефан обличает своих современник за их холодность и невнимание к богослужению.

           Торжественные слова  Яворского произносились в связи  с самыми различными обстоятельствами: объявлением войны, победой, открытием государственной измены и т. д. В этих проповедях митр. Стефан говорил о привлекательных сторонах личности Петра I, о успехах его внешней политики, о благотворности внутренних реформ, обличая только современников, которые не пеняв значения реформ Петра, или порицали их, или злоупотребляли ими.

           Проповеди Яворского  составлены в форме слов; каждая из них состоит из следующих частей: темы, вступления, исследования, патетической части, заключения. Часто проповеди  основываются не на содержании избранного предмета, а на каком-нибудь аллегорическом разъяснении одного слова из текста, или на каком-нибудь искусственно поставленном вопросе. Так, приводя слова Спасителя: "Поминайте жену Лотову", — проповедник вопрошает: "Как же ю, Спасителю мой, поминати? Панихиду ли за ню пети? Или в ектеньях ее поминати? Не ведаем, как ея имя".

           В своих словах Яворский часто использует как источник Св. Писание, но делает это вполне схоластически, так что получается некая мозаическая  картина, которая соответствует  тому, что хочет сказать проповедник, но никак не содержанию Библейского текста. Желая, например, похвалить приморское местоположение новооснованного Петербурга, Яворский приводит множество текстов Св. Писания, которые подтверждают будто бы его мысль о превосходстве низменных мест, об особой близости к Богу водной стихии. При этом тексты подобраны так произвольно, что проповедник без труда тем же способом мог хвалить огонь, воздух, горы и т.п. 

 

Стилистическая теория Архиепископа Феофана Прокоповича 

     В XVIII веке из лиц духовного звания не было никого, кто бы имел такое важное значение не только в сфере церкви, но и во всем политическом строе государства, как Феофан Прокопович. С его именем тесно соединяются важнейшее дело - основание святейшего синода - и первая история этого учреждения. Феофан Прокопович родился в Киеве в 1681 году от бедного местного купца, который умер, оставив жену и малолетнего сына Елеазара в крайней нищете. Вдова его скоро последовала за ним в могилу. Елеазар, оставшись круглым сиротою, был принят на попечение дяди, ректора киевской коллегии, Феофана Прокоповича, а после кончины дяди его приютил у себя какой-то киевский мещанин. Елеазар учился в киевской коллегии и, отличаясь счастливою памятью и живою понятливостью, стал лучшим учеником. Когда ему исполнилось семнадцать лет, он отправился для окончания своего учения в польское училище, там он скоро был совращен с православия, принял унию и постригся в монахи под именем Елисея.

     Униатский владимирский епископ Заленский  увидел в нем необыкновенные способности, и при его покровительстве молодой монах Елисей Прокопович был отправлен в Рим, в коллегию св. Афанасия, учрежденную со специальною целью распространять католичество между последователями восточного православия в Греции и в славянских землях. В Риме Елисей, находясь под влиянием наставника-иезуита, познакомился со всею мудростью схоластического богословия, но изучал с большим прилежанием и древних классиков, как греческих, так и латинских. Здесь он присмотрелся к строю римской церкви, однако не усвоил папистической нетерпимости и, как после сам сознавался, уже тогда внутренне насмехался над проклятиями, которые папа Инокентии XII публично сыпал на всех, не принадлежащих к западной церкви и не признающих верховной папской власти. В 1702 году Елисей уже возвращался в отечество через Швейцарию. Прибыв в Почаевский монастырь, а по другим известиям - в Киев, он постригся в православное монашество, отрекся от папизма и переменил имя, назвавшись из Елисея Феофаном в память покойного дяди.

     Сделавшись  православным, Феофан как будто хотел загладить свое прежнее отступничество неприязненным отношением к католичеству, в особенности меткими обличениями лукавства и фальшивости иезуитов. В 1705 году он получил место преподавателя пиитики в киевской академии, а в следующем году перешел на кафедру риторики. Преподавая то и другое, Феофан составил курсы пиитики и риторики и написал трагикомедию "Владимир", которая, несмотря на тяжелый стих и нечистый польско-русский язык, не лишена положительных поэтических достоинств и в особенности замечательна по свободомыслию и присутствию таких идей, которые были выше своего века. Феофан писал и говорил проповеди, отличающиеся тем, что в них не было ни тогдашней школьной рутины, ни утомительных длиннот. Одну из таких проповедей сказал он 5 июня 1706 года в Печерском монастыре в присутствии приехавшего в Киев Петра Великого.

     Государь  тогда заметил проповедника, но так  как был сильно занят военными и политическими делами, то и не сделал никакого распоряжения об изменении  скромной судьбы киевского профессора. Феофан оставался еще три года в академии, преподавая философию, физику и математику, и сделался известным киевскому губернатору князю Дмитрию Голицыну. После полтавской победы Петр прибыл в Киев, и Феофан опять произносил в присутствии царя проповедь в Софийском соборе, рассыпая в этой проповеди восхваления Петру по поводу одержанной победы, однако и на этот раз Петр не показал к нему особой милости. Более выиграл Феофан перед царским любимцем Меньшиковым, когда в декабре 1709 года произнес при нем в церкви Братского монастыря речь, в которой просил светлейшего князя не отказать в покровительстве академии. Меньшиков вспомнил Феофана; вероятно, по его настоянию вспомнил о нем Петр и во время турецкого похода потребовал к себе в Молдавию, когда Петр находился в Яссах и праздновал там воспоминание полтавской победы, Феофан говорил проповедь, которая понравилась государю.

Информация о работе Риторика Петровской эпохи: Стефан Яворский, Феофан Прокопович

Описание работы

В XYIII веке при Петре I сделан был новый шаг в развитии ораторского искусства в России. Видными ораторами петровской эпохи были служители церкви – Стефан Яворский (1658-1722) и Феофан Прокопович (1681-1736).

Содержание

Введение 3
Стефан Яворский и его «Риторическая рука» 4
Стилистическая теория Феофана Прокоповича 7
Заключение 24
Список литературы 25